Термины “папирус” и “папирология” в нашем сознании стойко ассоциируются с Египтом – как местом произрастания растения, использовавшегося для письма, и территорией, где обнаружено огромное количество папирусных текстов. Европейцы же познакомились с папирусами в середине XVIII в., во время раскопок одной из вилл Геркуланума, где было обнаружено 1800 папирусных свитков.

-“Вестник древней истории”, 1991. No 4. С.170-182.

Вилла Папирусов (итал. Villa dei Papiri) — роскошная древнеримская загородная вилла, раскинувшаяся на площади 2790 м² и удалённая от Геркуланума на расстояние нескольких сотен метров. Погребённая под слоем пепла вместе с Помпеями и Геркуланумом при извержении Везувия в 79 году, она была открыта в конце 1740-х годов. Под руководством швейцарского инженера Карла Вебера она исследовалась на протяжении шести лет путём пробивания коридоров в породе, но в 1765 году из-за выхода газа раскопки были свёрнуты. Археологические работы возобновлялись в 1930-х и 1990-х годах, когда за восемь лет было очищено от породы около 10 % территории виллы. В 1998 году раскопки были приостановлены из-за нехватки средств.

villa dei papiri - ercolano:

Ricostruzione virtuale di uno degli ambienti della Villa dei Papiri di Ercolano:

Ricostruzione virtuale di uno degli ambienti della Villa dei Papiri di Ercolano

Villa dei Papiri - fresque:

Villa dei Papiri – fresque

Villa dei Papiri - fresque "volailles":

Villa dei Papiri – fresque “volailles”

Villa dei papiri - fresque:

Villa dei papiri – fresque

Вилла была воздвигнута предположительно в I веке до н. э. и изначально имела гораздо более скромные размеры, но позже была достроена. Территория виллы имела форму прямоугольника в четверть километра длиной. В её западной части располагался просторный перистиль размером 90 х 35 м с бассейном по центру и десятками бронзовых и мраморных статуй (часть из них выставлена в Национальном археологическом музее Неаполя).

“Villa dei Papiri”: tesoro inestimabile di Ercolano!!!:
На территории виллы было установлено множество бюстов античных литераторов и государственных деятелей — полководца Сципиона Африканского, писателя Аристофана, царя Спарты Архидама III, поэтов Паниассиса и Фесписа, оратора Демосфена, философа Эпикура и многих других. Эти находки позволяют предположить, что владелец виллы был высокообразованным человеком и почитателем искусств. Считается, что вилла принадлежала Луцию Кальпурнию Пизону Цезонию, отцу Кальпурнии, третьей жены Цезаря.

Ercolano - Villa dei Papiri. www.decorarconarte.com:

Dancers or Danaids from Villa dei Papiri:

Dancers or Danaids from Villa dei Papiri

Statua di "Peplophoros" (Demetra), Villa dei Papiri. Ercolano:

Statua di “Peplophoros” (Demetra), Villa dei Papiri. Ercolano

Statue of Athena from the Villa of the Papyri, Herculaneum:

Statue of Athena from the Villa of the Papyri, Herculaneum

Villa dei Papiri, Ercolano - Roman Period The statues that populated the villa: Dionisio or Platone:

Villa dei Papiri, Ercolano – Roman Period The statues that populated the villa: Dionisio or Platone

Museo Archeologico Nazionale di Napoli : bronzi della Villa dei Papiri, Erculano : Plato o Dyonisos o Priapus:

Statue of a drunken Satyr from the  Villa dei Papiri near  Herculaneum, National Archaeological Museum of Naples.:

Statue of a drunken Satyr from the Villa dei Papiri near Herculaneum, National Archaeological Museum of Naples.

Выставка «Жизнь и смерть в Помпеях и Геркулануме»:

 Выставка «Жизнь и смерть в Помпеях и Геркулануме» Мраморная статуэтка, изображающая совокупление древнегреческого бога Пана с козой. Найдена на раскопках роскошной Виллы Папирусов. (Peter MacDiarmid/Getty Images)

Наиболее впечатляющим открытием виллы является уникальная частная библиотека (единственная сохранившаяся библиотека времён Античности) из 1800 свитков папирусов с текстами на греческом, которые были сложены в корзинах и на полки ряда покоев. Свитки (та часть, которая расшифрована) содержат преимущественно сочинения Филодема, а также Цецилия Стация, Хрисиппа, Колотеса, Эпикура и его учеников Лукреция, Метродора из Лампсака, Полистрата и других.
Установить авторов удалось не сразу. В результате извержения папирусы превратились в обугленные и спёкшиеся свёртки, которые ломались при первых попытках развернуть и прочесть их. В 1756 году Антонио Пьяджо, священник из Библиотеки Ватикана, соорудил машину, которая была способна разворачивать свитки, не повреждая их. Хотя этот способ отнимал много времени, некоторые наименее обуглившиеся папирусы были расшифрованы.
В настоящее время исследование свитков ведётся с помощью многозональной съёмки, но содержание около половины из них всё ещё остается сокрытым. Учёные также предполагают, что в неисследованных областях виллы могут храниться свитки с утраченными текстами диалогов Аристотеля, пьес Софокла, Эврипида и Эсхила и неизвестные книги «Истории от основания города», фундаментального труда Ливия.

О том, вернутся ли археологи к работе на вилле Папирусов, пока не сообщается. В 2005 году Дэвид В. Паккард, сын сооснователя компании Hewlett-Packard, выразил готовность финансировать раскопки. Тем не менее некоторые учёные, в частности профессор Эндрю Уоллес-Хадрил, директор Британской школы в Риме, считают, что не стоит форсировать новые раскопки без тщательно составленного плана работ, так как это может грозить обрушением стен и кровли виллы. По мнению Уоллеса-Хадрила, прежде всего стоит озаботиться тем, как сохранить её уже открытые части, а также закончить работу по расшифровке папирусов. Дополнительные сложности создаёт тот факт, что вилла частично находится под современным селением Эрколано.

Вилла Гетти

В 1974 году американский предприниматель Пол Гетти построил в Малибу копию виллы Папирусов, которая входит в комплекс основанного им музея. Хотя она и не является точной копией — так как оригинальная вилла раскопана только частично, недостающие фрагменты здания были возведены по мотивам античных построек других уничтоженных извержением городов, — всё же благодаря ей можно получить некоторое представление о том, как выглядела вилла Папирусов во времена процветания Геркуланума. (википедия)

Getty Villa:

The Getty Roman Villa in Malibu, California, the inspiration for our company, Abaciscus!:

 Villa Dei Papiri, Malibu, California

Getty Villa, Malibu California:

Getty Villa pool  www.meghanbob.com:

 Getty Villa - favorite museum:

Getty Villa - Malibu, CA:

Paradise at the Getty Villa. One of the best days of my life. With my favorite teachers and my favorite friends. A day I will never forget.:

Villa dei Papiri
История раскопок Виллы папирусов у нас малоизвестна. Более того, широко распространено мнение, будто открыватели этого уникального комплекса были шарлатанами и невеждами, не сумевшими понять истинного значения сделанного ими открытия. Виновником этого не соответствующего действительности суждения явились свидетельства знаменитого знатока античного искусства, отца двух дочерних наук – искусствознания и археологии – Иоганна Винкельмана.

Никакой, даже самый крупный ученый не застрахован от превратных оценок, вызываемых личными эмоциями, и если вспомнить, что пришлось пережить Вннкельману во дворце Портичи, в котором тогда находились все находки Виллы папирусов, то его можно если не простить, то во всяком случае понять. Винкельман прибыл из Рима, полный воодушевления, желая увидеть и изучить памятники, только что извлеченные из земли. Он не сомневался в том, что расскажет о них миру. Эту уверенность подкрепляли рекомендации римских покровителей и репутация знатока античного искусства. Однако он натолкнулся на непробиваемую стену. 15 дней Винкельман добивался разрешения посетить дворец Портичи, но получал отказ. На 16-й день он смог добиться аудиенции у влиятельного министра короля Карла Бурбона – Тануччи.

Министр был также неумолим, но помогла маленькая хитрость: Винкельман высказал мнение, что иностранцев не пускают во дворец, поскольку им нечего там показать. Это было оскорблением! Чтобы посрамить наглого чужестранца, Тануччи разрешил впустить его во дворец, но запретил останавливаться возле находок. Он должен был просто пройти по залам в сопровождении хранителя Королевского музея Камилло Падерни, выполнявшего роль Цербера. Разумеется, эта ситуация не могла не сказаться на оценках Винкельмана. О директоре раскопок, испанском гранде Рокко Алкубьере Винкельман говорит, используя итальянскую поговорку, – он имел с античностью столько же общего, сколько раки с луной. Мимоходом Винкельман упоминает помощника Алкубьере, молодого швейцарского инженера Карла Вебера, не указывая, в чем заключалась его помощь.

Винкельман приводит убийственный для организаторов раскопок случай (он оказался анекдотом), будто, находя на стенах надписи из медных букв, их бросали в корзину, чтобы каждый мог складывать какие угодно тексты. Все эти утверждения, граничащие с инсинуациями, опровергаются сохранившимися документами XVIII в. Вилла папирусов раскапывалась на протяжении 11 лет – с 1750 по конец 1761 г., в экстремальных условиях, на глубине 27 м.

НЕМИРОВСКИЙ А.И. ВИЛЛА ПАПИРУСОВ В ГЕРКУЛАНУМЕ И ЕЕ БИБЛИОТЕК

В ходе раскопок 1750-1761 гг. было обнаружено 67 статуй, бюстов, герм из бронзы и мрамора6. Они концентрировались в четырех помещениях: в продолговатом перистиле, в тусканском атрии и в двух комнатах, находящихся между продолговатым и квадратным перистилями. В тусканском атрии, вокруг имплувия, находилось 10 бронзовых бюстов и один бюст в центре имплувия; кроме того, там были две мраморные базы без бюстов. В продолговатом перистиле (т. е. в саду) зафиксировано 28 статуй и герм: это изображения атлетов, эллинистических правителей, гермы философов, богов и героев. В обширной комнате, через которую из квадратного перистиля открывался вид в сад, обнаружено девять скульптурных изображений – статуи жреца Исиды, фламина, бюстик Эпикура, бюст Геракла, статуя Афины, бюсты юноши, взрослого мужчины (предположительно Суллы), Демосфена и женщины. В комнате меньших размеров, находившейся к северу от описываемого помещения, находились бюсты Эпикура, его оппонента Зенона, Демосфена и Гермарха.

I due corridori, Villa dei Papiri, Ercolano, Museo Archeologico, Napoli:

I due corridori, Villa dei Papiri, Ercolano, Museo Archeologico, Napoli

I corridori rinvenuti nella Villa dei Papiri di Ercolano, un’altra città sepolta dall’eruzione del 79 d.C.:

I corridori rinvenuti nella Villa dei Papiri di Ercolano, un’altra città sepolta dall’eruzione del 79 d.C.

Преобладающая масса свитков была обнаружена в небольшом помещении (которое скорее можно назвать кладовкой) за квадратным перистилем, но отдельные капсулы со свитками были найдены также в квадратном перистиле и тусканском атрии, будто бы их там читали и бросили во время катастрофы.

Вся совокупность находок Виллы папирусов (статуй, бюстов, мебели, светильников) производит впечатление, что эти предметы собраны одним человеком, придерживавшимся заранее выработанного плана. Вопросы о том, кем был этот человек и каков был его замысел настолько взаимосвязаны, что не могут быть рассмотрены в отрыве друг от друга: размещение памятников искусства может помочь определению личности владельца виллы, а идентификация по эпиграфическим и литературным данным личности собственника виллы дает ключ к пониманию того, что немцы именуют Bild-programm, а итальянцы – programma decorativa.

Версия Г. Сорона

по своему устройству Вилла папирусов имеет прототипом позднеэллинистический гимнасий, описание которого дал римский архитектор Витрувий:

“Снаружи располагают три портика, один, выходящий из перистиля, и два других, справа и слева, длиною в стадий. Из этих двух последних тот, что смотрит на север, должен быть большим, а оставшийся – меньшим. Этот больший двойной портик называется у греков ксистом, потому что атлеты зимой порою упражняются в закрытых помещениях. Рядом же с ксистом и двойным портиком пролагают открытые аллеи, которые греки называют парадромидами, а мы – ксистами. Эти ксисты следует делать так, чтобы между двумя портиками были рощи или платанники, а между деревьями по ним шли аллеи” (V.11. – пер. Ф. А. Петровского). Такого плана, по мнению Сорона, не имеет ни одна из помпейских вилл, что подчеркивает уникальность комплекса Геркуланума, созданного по греческим образцам.

Этот вывод, сделанный на основании плана Виллы папирусов, Сорон подкрепляет анализом ее скульптурного декора. На самом деле, где в другом месте можно найти такую населенность сравнительно небольшого пространства столь разнообразными бронзовыми и мраморными типажами – эллинистическими правителями, ораторами, поэтами, философами, людьми политики и культуры? Последнее обстоятельство толкнуло Сорона на поиски литературных параллелей, могущих объяснить замысел устроителя виллы. Он обратил внимание на псевдоплатоновский диалог “Аксиох”, в котором изображается жизнь блаженных людей (трактат предположительно относят к I в.), и на описание Вергилием Элизия (VI):

638 К областям светлым они низошли и к блаженным местам обитанья.
Здесь просторней эфир, и поля облекает он светом
пурпурным; солнце свое и звезды свои они знают.
На травянистых одни упражняют члены палестрах,
То состязаясь в игре, то борясь на желтой арене…

648 Древнее здесь поколение Тевкра, прекрасное племя,
Прекрасные духом герои, рожденные в лучшие годы…

660 Здесь, за отечество кто, сражаясь, раны прияли,
Кто непорочны остались жрецы в течение жизни,
Кто благочестны пророки, вещая достойное Феба,
Изобретеньям искусным кто жизнь свою посвятили,
Память оставили кто в других о себе по заслугам.
(Пер. В. Брюсова)

По мнению Сорона, перистиль и большой сад Виллы папирусов по своей планиметрии и скульптурному декору – не просто греческий гимнасий, но гимнасий, интерпретированный как Элизиум, поскольку там представлены статуи атлетов и правителей, достойных человеческой памяти. И в этом плане, как он полагает, можно говорить о “мистическом синкретизме” между эпикурейством и представлениями орфиков.

С другой стороны, по его мнению, декор Виллы папирусов отражает ностальгию по невозвратимому прошлому и является попыткой мистического перенесения из Италии в Афины эпохи Эпикура, возрождения потерянного рая. Только так, по мнению Сорона, можно понять, каким образом в “саду Блаженных”, принадлежащем, как и вся вилла, римскому нобилю, оказываются такие противники Рима, как Пирр и Александр Молосский.

Исходя из этого, Сорон полагает, что собственником Виллы папирусов был человек, связанный с орфической традицией, о чем, помимо прочего, свидетельствуют статуя Диониса и многочисленные фигуры дионисийского фиаса – танцовщицы, силены и сатиры. Сорон полагает, что владелец виллы жил в десятилетие после публикации поэмы Лукреция “О природе вещей”, поскольку, по его мнению, в планиметрии виллы нашли отражение строки из вступления ко второй книге:

Сладостней нет ничего, чем стоять на защите
Радостных храмов, воздвигнутых мудрым ученьем.
(Пер. А.И. Немировского)

http://pompeii.ru/

поделиться
error