Слова про муки ада
нам жутко надоели!
И мы,простирая руки,
вскричали: “А где Ватто?”
Крадучись,в белых туфлях,
он выступил из сирени
и сад
и качели в сумерках
для нас раскачал, как никто!

Он их раскачал – вместе с садом.
И остановил – вместе с садом.
(И видеть нам было странно
Ватто Антуана рядом!)

Затем отступил и замер
и ногу согнул в колене;
и, в плавную дырку палитры
левую руку продев,
он поднял правую
с кистью,

умытой в ручьевой пене
и ниже пригнулся, нечто
за листьями разглядев…

Уже вечерние тени
лизали бант на колене.
Но был ли то ревматизму
или музе Искусства поклон, –
коленопреклоненный
и все-таки непреклонный,
трудился, – не подымался
с травы сыреющей – он.

Свет лунный,
ранний и первый
метнул нам под ноги перлы
сквозь лес, где дупла
как жерла,
где нежные парочки (вдруг
устав после наших ауканий)
с больших поваленных буков
вскочив и вспыхнув, роняли
цветущие розы из рук…

И всюду кругом стемнело.
Приглядываясь к сиреням,
к их пряным во мгле воскуреньям,
сквозь яблони, как в решето,
прошли мы…
Час?
Вечность?
Минута?
Как быть? Он здесь был,
как будто?!
…Но больше никто не ответил
на голос:
– “А где Ватто?”

Новелла Матвеева

1986

Jean-Antoine Watteau, La Finette c. 1717 on ArtStack #jean-antoine-watteau-1 #art:

Jean-Antoine Watteau, La Finette c. 1717

Jean Antoine Watteau:

Jean Antoine Watteau

The Embarkation for Cythera (detail), Antoine Watteau, 1717:

The Embarkation for Cythera (detail), Antoine Watteau, 1717

Jean-Antoine Watteau - Venetian feast:

Jean-Antoine Watteau – Venetian feast

[flickr_set id="72157640246602143"]

 

 

 

 

 

 

 

 

поделиться