Шарль Кро (фр. Charles Cros;  1842 — 1888) — французский поэт и изобретатель.

С цветком и женщиной, с абсентом и огнем
Мы поиграем, мысля об ином.
Абсент зеленым светом озарит,
А роза ароматом одарит.

 :
File:Charles Cros.jpg Шарль Кро родился 1 октября 1842 в городе Фабрезане (департамент Од) на юге Франции, в большой и зажиточной семье. У Шарля было два старших брата — Антуан, ставший врачом, и Анри, призванием которого стала скульптура. С детства Кро пробовал себя в различных областях знаний — изучал древние языки, затем стал брать уроки музыки и рисования, вскоре принялся за изучение медицины и теологии. Но вскоре учёба наскучила ему, и он с головой ушёл в богемную жизнь, поддерживаемый своими братьями, которые тоже были не прочь поучаствовать в гуляниях аристократической молодёжи. В этот момент он знакомится с девушкой, которой не суждено было стать его женой, но с которой будет связана большая часть его жизни, — Ниной де Вийар.

Бесконечные празднования, сидения в кабаках принесли ему славу гуляки, легкомысленного шансонье, но всё же талантливого литератора. Но в какой-то момент его безудержная страсть остыла, и он увлекается наукой, которой занимается с самого детства. Огромное время он уделяет работе над цветной фотографией. В 1867 году Кро на Всемирной выставке в Париже демонстрировал уже автоматический телеграф. В том же году он подал заявку на изобретение устройства «для записи и воспроизведения в цвете форм и движений». В 27 лет Шарль опубликовал труд под названием «Общее решение проблем цветной фотографии» (Solution générale du problème de la photographie des couleurs), а также «Обзор возможных связей с планетами».

Посиделки с абсентом. Шарль Кро - Бригантина:
Но помимо занятиями наукой, он всё-таки уделяет некоторое время и литературной деятельности. Он пишет стихи и повести, которые выходят в печать крайне редко. Единственным сборником его творений станет «Сандаловый ларец» (Le Coffret de santal), который выйдет микроскопическим тиражом. Зато он сильно преуспел в жанре монологов, которые стали особенно популярны во Франции в конце XIX века, благодаря популярному тогда актёру Коклену-мл. В это время он расстаётся со своей любовью Ниной, а вскоре женится на датчанке Марии Хьярдемааль, которая подарит ему двух прекрасных сыновей.

Однако ко всем его литературным и научным занятиям вновь прибавляются его главные увлечения: алкоголь, шумная жизнь, салоны и литературные чтения — всё, чем славилась Франция в 1870—1880-х годах. С 1869 года его стихи стали появляться в литературном журнале «Парнас» вместе с Малларме, Вилье и Верленом, что делает его популярной фигурой в Латинском квартале Парижа.

Постоянные претензии со стороны семьи возвращают его в нормальную среду, он снова начинает работать. Так, когда Кро исполнилось тридцать, он начал исследование слухового восприятия и опубликовал труд «Принципы механизма мозга». А 30 апреля 1877 года, когда ему было 35 лет, он подаёт в Академию наук описание «палефона» — аппарата для записи и воспроизведения речи[3]. В октябре того же года увидел свет патент Томаса Эдисона на «усовершенствование инструмента для контролирования и воспроизводства звуков», и 11 декабря 1877 года в журнале «Рапель» Виктор Менье поместил статью под заголовком «Господин Шарль Кро загнал звук в бутылку» о фонографе французского изобретателя.

В конце концов занятия наукой наскучили ему, и он начинает простую и размеренную жизнь. Но вскоре умирает его жена — Мария Хьярдемааль, что приводит его в глубокое расстройство. В 1888 году Шарль Кро умер на руках у своего старшего брата-врача Антуана, который впоследствии даст заключение «скончался от полной несогласованности внутренних органов». ( википедия)

Посиделки с абсентом. Шарль Кро

Шарль Кро родился 1 октября 1842 в городе Фабрезане на юге Франции.
Поэт и изобретатель, он был гением в самом общепринятом смысле этого слова… Кро дождался своего двадцатипятилетия, прежде чем показать миру изобретенный им автоматический телеграф на Парижской Международной выставке 1867 года. Кроме того, он представил на рассмотрение Французской Академии наук основные принципы техники цветной фотографии, а также изобрел фонограф на восемь месяцев раньше Эдисона. В 1869 году он опубликовал эссе об общении с другими планетами.
К этому времени он напечатал несколько стихотворений и встретил Нину де Кальяс, отношения с которой стали решающими в его жизни. Нина ушла от мужа, журналиста Эктора де Кальяса, пристрастившегося к абсенту, и возглавляла свой собственный интеллектуальный и богемный салон, где Верлен не только читал стихи, но даже пел и играл в любительских комедиях. Именно здесь Кро в 1867 году познакомился с Верленом, и они стали друзьями…
С цветком и женщиной, с абсентом и огнем
Мы поиграем, мысля об ином.
Абсент зеленым светом озарит,
А роза ароматом одарит.
Но месяцы сметут всю прелесть грез,
И мы с тобой расстанемся без слез.
Рассыпятся и письма, и цветы,
Останутся услады немоты,
Абсента, небосвода вдалеке
И судорог в немеющей руке.
Ну что же, значит – скоро умирать,
Нельзя с цветком и с женщиною спать.

Посиделки с абсентом. Шарль Кро - Бригантина:

Американский иллюстратор Эдвард Гори любил его стихи и перевел некоторые из них на английский. Он проиллюстрировал стихотворение для детей «Сушеная селедка», в котором под нарочито бессмысленной поверхностью скрывается невыразимая мрачность. Это стихи ни о чем, история пустой белой стены, к которой человек прислоняет лестницу, вбивает в стену гвоздь, прикрепляет к гвоздю веревку, привязывает к веревке селедку, и та после этого вечно болтается на ветру. Это таинственно унылое произведение, как и некоторые работы самого Гори, Бретон считал подвигом – как‑никак, поэт «пустил вхолостую мельницу стихотворного ритма».


Возле высокой белой стены – голой, голой, голой,
Стояла лестница, а на земле – рядом, рядом, рядом,
Лежала под ней копченая сельдь – сухая, сухая, сухая.
Кто-то подходит, держа в руках – грязных, грязных, грязных,
Большой молоток, огромный гвоздь – острый, острый,
Oстрый, i еще клубок бечевы – толстый, толстый, толстый.
По лестнице он залезает наверх – медленно, медленно, медленно,
И забивает свой острый гвоздь – тук, тук, тук,
В самую кромку белой стены – голой, голой, голой.
Потом он кидает свой молоток – вниз, вниз, вниз,
К гвоздю привязывает бечеву – длинную, длинную, длинную,
А к бечеве копченую сельдь – сухую, сухую, сухую.
Затем oн слезает по лестнице вниз – медленно, медленно, медленно,
Уносит ее и свой молоток – тяжелый, тяжелый, тяжелый,
И прочь удаляется не спеша – вдаль, вдаль, вдаль.
И с этих пор копченая сельдь – сухая, сухая, сухая,
На самом кончике той бечевы – длинной, длинной, длинной,
Раскачивается едва-едва – влево, вправо, влево.
Я сочинил этот рассказ – простой, простой, простой,
Чтобы позлить взрослых людей – важных, важных, важных,
А заодно позабавить детей – маленьких, маленьких, маленьких…

Перевод М. Яснова

Самое удивительное в научных открытиях Кро – то, что они, по всей видимости, реальны, не в пример многим другим открытиям ученых, искавших вдохновения в абсенте.

Кро и Нина расстались в 1878 году. Он женился на другой, но его зависимость от абсента становилась все сильнее. Он стал завсегдатаем кафе «Черный кот», которое в 1881 году открыл неудачливый художник Теодор Сали. Тот хотел завести что‑то вроде салона – он не только одел своих официантов в костюмы членов Французской Академии, но лично оскорблял каждого входившего клиента. Кро иногда выпивал в «Черном коте» до двадцати стаканов абсента в день. Там он и умер однажды ночью 1888 года, дописывая стихотворение. Нина опередила его, она сошла с ума и умерла в 1884 году.

Жить безупречно, как велят,
Иметь на жизнь серьезный взгляд -
Уж лучше сразу выпить яд.
Я не хочу зевать от скуки,
Долой болезни, хвори, муки,
Я слышу радостные звуки:
Я слышу дождь, ему вослед
Грохочет гром, сверкает свет.
Искусство вечно, юность – нет.
Пусть так! Я рад и апельсинам,
И свежим девушкам, и винам,
И языкам пожара длинным.
Мы все рождаемся, растем,
Друг друга любим и поем,
И за абсентом смерть найдем.

Андре Бретон включил Кро в свою «Антологию черного юмора», а в биографической статье о нем напоминает нам, что он, кроме всего прочего, первым синтезировал рубины. У Кро не было ни денег, ни упорства для коммерческого развития своих изобретений, ему не удалось ничего на них заработать. Он жил и умер в бедности.

http://stagsegel.livejournal.com/46105.html

 Сушёная селёдка в переводе Иннокентия Анненского

Видали ль вы белую стену — пустую, пустую, пустую?
Не видели ль лестницы возле — высокой, высокой, высокой?
Лежала там близко селедка — сухая, сухая, сухая…
Пришел туда мастер, а руки — грязненьки, грязненьки, грязненьки.
Принес молоток свой и крюк он — как шило, как шило, как шило…
Принес он и связку бечевок — такую, такую, такую.
По лестнице мастер влезает — высоко, высоко, высоко,
И острый он крюк загоняет — да туки, да туки, да туки!
Высоко вогнал его в стену — пустую, пустую, пустую;
Вогнал он и молот бросает — лети, мол, лети, мол, лети, мол!
И вяжет на крюк он бечевку — длиннее, длиннее, длиннее,
На кончик бечевки селедку — сухую, сухую, сухую.
И с лестницы мастер слезает — высокой, высокой, высокой,
И молот с собою уносит — тяжелый, тяжелый, тяжелый,
Куда, неизвестно, но только — далеко, далеко, далеко.
С тех пор и до этих селедка — сухая, сухая, сухая,
На кончике самом бечевки — на длинной, на длинной, на длинной,
Качается тихо, чтоб вечно — качаться, качаться, качаться…
Сложил я историю эту — простую, простую, простую,
Чтоб важные люди, прослушав, сердились, сердились, сердились.
И чтоб позабавить детишек таких вот… и меньше… и меньше…

**

РОНДО

Спустилась я в долину,
К реке, под сень берез,
Чтоб наломать жасмину
И диких алых роз.

Мой друг несмелый мимо
По склону шел на плес
Сквозь заросли жасмина
И диких алых роз.

“Тихоня! Ну и мина!” –
Смеялась я до слез
Среди кустов жасмина
И диких алых роз.

Потом пошла к плотине
И села возле лоз,
Забыв и о жасмине,
И о букете роз.

“Какой же ты мужчина!
Ты, верно, безголос?
Смотри, мелькают спины
Двух ящерок меж роз.

От глаз чужих в ложбине
Веселый рой стрекоз
Нас стережет в жасмине
И в ветках диких роз”.

Объятьем скромник чинный
Ответил на вопрос.
“Ты вся как цвет жасминный,
А губы ярче роз”.

Все он! Я неповинна,
Что вдаль поток унес
Большой букет жасмина
И ветки алых роз.

Перевод И. Кузнецовой

 СТИХИ В БИБЛИОТЕКЕ МОШКОВА

Мне понравились переводы Владимира Кормана , понравились настолько. что я намерена изучить и прочие его труды:

Шарль Кро Несерьёзные триолеты (28-е)
(Перевод с французского).

 У Сидони дружков полно,
и в этом вовсе нет секрета,
пусть попрекнут – ей всё равно.
У Сидони дружков полно.
Когда она совсем раздета,
не восхитится лишь бревно.
И в этом вовсе нет секрета –
у Сидони дружков полно.

Они летят в её силки,
вточь так, как лезут в паутину
козявки, мухи и жучки.
Они летят в её силки,
как на горящую лучину
летят бедняги мотыльки.
Вточь так, как лезут в паутину,
они летят в её силки.

Когда, смеясь, откроет рот,
ухватит хоть кого зубами
и тут же враз его сожрёт,
когда, смеясь, откроет рот.
Когда заснёт, то рот – как пламя,
а зубки скрыты, но, вот-вот,
ухватит хоть кого зубами,
когда, смеясь откроет рот.

Она чарует, как змея,
и за нос проведёт любого.
Блестят глаза и чешуя,
она чарует, как змея,
а птички замереть готовы,
свой дух пред нею затая.
И за нос проведёт любого –
она чарует, как змея.

У Сидони дружков полно.
Пускай хоть упрекнут, хоть хвалят,
а ей смешно, ей всё равно.
У Сидони дружков полно.
Покуда на погост не сплавят,
куда ей тоже суждено,
пускай хоть попрекнут, хоть славят,
а будет тех дружков полно.

поделиться