Маски, свечи и зеркала – вот что постоянно встречается на картинах Пьетро Лонги. Несколько таких картин украшают новые комнаты музея Коррер, заканчивая стройность этого памятника, который Венеция воздвигла наконец своему XVIII веку. Здесь есть ряд картин, изображающих сцены в “Ридотто”. Этим именем назывался открытый игорный дом, разрешенный правительством, в котором дозволено было держать банк только патрициям, но в котором всякий мог понтировать. Ридотто было настоящим центром тогдашней венецианской жизни. Здесь завязывались любовные интриги, здесь начиналась карьера авантюристов. Здесь заканчивались веселые ужины и ученые заседания. Сюда приходили после прогулки в гондоле, после театра, после часов безделья в кафе на Пьяцце, после свидания в своем казино.
Artwork by Pietro Longhi, Elegant company in masque costume taking coffee and playing cards:
Artwork by Pietro Longhi, Elegant company in masque costume taking coffee and playing cardsPietro Longhi, Il Ridotto (detail), c. 1757, Venice, Fondazione Querini Stampalia.:
Pietro Longhi, Il Ridotto (detail), c. 1757, Venice, Fondazione Querini Stampalia.

Pietro Longhi (1702-1785) The Ridotto in Venice, ca. 1750s
Сюда приходили с новой возлюбленной, чтобы испытать счастье новой четы, и часто эта возлюбленная бывала переодетой монахиней. Но кто мог бы узнать ее под таинственной “бауттой”, открывавшей только руку, держащую веер, да маленькую ногу в низко срезанной туфельке. Когда в 1774 году сенат постановил наконец закрыть Ридотто, уныние охватило Венецию. “Все стали ипохондриками, – писали тогда отсюда, – купцы не торгуют, ростовщики-евреи пожелтели, как дыни, продавцы масок умирают с голода, и у разных господ, привыкших тасовать карты десять часов в сутки, окоченели руки. Положительно пороки необходимы для деятельности каждого государства”.
"The Casino" by Pietro Longhi, 1740s:
“The Casino” by Pietro Longhi, 1740s
The Meeting -Pietro Longhi 1746:
The Meeting -Pietro Longhi 1746
На картинах Лонги перед нами Ридотто в дни его расцвета. В залах сумрачно, несмотря на блеск свечей в многочисленных люстрах, свешивающихся с потолка. Кое-где слабо мерцают зеркала. У стен стоят столы, за которыми видны патриции в больших париках. Толпа масок наполняет залы. “Баутты” проходят одна за другой, как фантастические и немного зловещие ночные птицы. Резкие тени подчеркивают огромные носы и глубокие глазные впадины масок, большие муфты из горностая увеличивают впечатление сказки, какого-то необыкновенного сна. Среди толпы “баутт” встречаются женщины-простолюдинки в коротких юбках и открытых корсажах с забавными, совершенно круглыми масками коломбины на лицах. Встречаются дети, одетые маленькими арлекинами, страшные замаскированные персонажи в высоких шляпах и люди, напоминающие своими нарядами восточные моря. Все это образует группы неслыханной красоты, причудливости и мрачной пышности. Наш ум отказывается верить, что перед нами только жанровые сценки, аккуратно списанные с жизни.
Painting of the Rialto during the Venice Carnival, Longhi, about 1750:
Pietro Longhi, 1750, Ca’ Rezzonico.
Reinette: Masquerades,Carnivals and Disguises:
“Casino” by Pietro Longhi
В сценах из жизни Ридотто Лонги коснулся самых фантастических сторон Венеции XVIII века. Как будто около игорных столов та жизнь заражалась магизмом, всегда скрытым в картах и в золоте, и ее образы становились образами, стоящими на границе с бредом, с галлюцинацией. В толпе, наполнявшей Ридотто, бродили все духи XVIII века, смеявшиеся над его философией, немного страшные, но в сущности благожелательные существа, скорее опасные шутники, дьявольские арлекины, чем настоящие враги радостей человека.
Не выходя из музея Коррер и продолжая рассматривать картинки Лонги, можно узнать более тихое счастье и более ясную праздность венецианского дня. Утро в приемной комнате монастыря Сан Заккариа. За решетчатыми квадратными окнами целый рой белых девушек. Они прижимаются к самым решеткам, чтобы получше рассмотреть всех своих гостей и потише шептаться с тем, с кем это нужно. Их всегда стараются развлечь, на всех картинках, изображающих монастырские приемные, видны марионеточные театрики. Гости тоже поворачивают головы в сторону нехитрой забавы и сопровождающей ее нехитрой музыки. Важные прелаты и нарядные дамы, держащие в руках чашку кофе, снисходительно смотрят на крохотные фигурки, танцующие фурлану. Но иногда фурлану танцуют не только куколки, но кавалеры и дамы, сбросившие с себя баутты и сдвинувшие с лица маски, и тогда под сводами монастыря раздается музыка маленького оркестра. Тогда вечер, горят свечи, и это бал в монастырской приемной, одна из любимых вольностей венецианского карнавала.
1746, Visita ad una Dama, Pietro Longhi:
1746, Visita ad una Dama, Pietro Longhi
The Hairdresser, Pietro Longhi:
The Hairdresser, Pietro Longhi
Pietro Longhi - The hairdresser (date unknown)	Pietro Longhi was a Venetian painter, who mastered the portrayal of scenes of everyday Venetian life.:
Pietro Longhi – The hairdresser (date unknown)
Chocolate soon became a fashionable drink of the nobility after the discovery of the Americas. The morning chocolate by Pietro Longhi; Venice, 1775–1780  https://www.artexperiencenyc.com/social_login/?utm_source=pinterest_medium=pins_content=pinterest_pins_campaign=pinterest_initial:
The morning chocolate by Pietro Longhi; Venice, 1775–1780
Pietro Longhi · Autoritratto (Il caffè) · 1760 ca · Norton Simon Museum · Pasadena:
Pietro Longhi · Autoritratto (Il caffè) · 1760 ca · Norton Simon Museum · Pasadena
В картинках Лонги перед нами проходит вся домашняя и уличная жизнь Венеции XVIII века. Дама совершает свой первый утренний туалет. Немного позже дама полулежит на софе, накинув на плечи мех, и пьет шоколад, слушая последний сонет домашнего поэта. Далее следует ряд утренних сцен с парикмахером, с зеркалом, с портным, принесшим новую материю. Или перед хорошенькой круглолицей женщиной с черной ленточкой на шее вырастает посланец с любовным письмом, огромный негр в красном кафтане, в белой меховой шапке с пером. Или ее “чичисбей”, исполняя свою скромную роль cavaliere servente9, прибегает сказать ей, что гондола ожидает внизу. Венецианка учится, старый балетный мастер обучает ее под скрипку юного и несмелого музыканта. Сидя перед клавесином, она ожидает учителя музыки, сгорбленного чудака в старомодном парике, забывая прогнать левретку, которая, конечно, присоединяет свое тявканье к ариям Паизиелло и Чимарозы.
Pietro Longhi, Lezione di Geografica, Palazzo Querini Stampalia, Venezia:
Pietro Longhi, Lezione di Geografica, Palazzo Querini Stampalia, Venezia
Она учится географии и безжалостно колет циркулем глобус в ответ на почтительные вопросы учителя. Она даже не замечает, что в это время другой гость всецело поглощен созерцанием слишком большого выреза ее платья.
Венецианка показывает свои таланты вечером в домашнем концерте, в салонной беседе с учеными аббатами или на балу. Балы Лонги написаны так, что от них пахнет пудрой, духами и воском свечей. Часто его персонажи играют в карты за круглым столом; летом они охотятся или устраивают пикники. Он знает про них все, он знает, как венецианка болеет, как падает в обморок, как принимает визит маски. В цикле картинок под названием “Семь таинств” он берется за глубочайшую задачу жанра – изображение важнейших моментов в жизни человека, от крещения и до последнего причастия.
ab. 1760 Pietro Longhi - The Concert (The Mandolin Recital)  History of fashion:
ab. 1760 Pietro Longhi – The Concert (The Mandolin Recital)
И все-таки лучше всего Лонги чувствует себя на улице. Венеция XVIII века дает не слишком много тем любителю домашней жизни, она вся на улице. Там никому не сидится дома. Путешественник де Бросс рассказывает, что он выходил из дома по четыре раза в день, чтобы наслаждаться зрелищем венецианской жизни. И, наверное, Лонги проводил на улице целые дни в поисках за живописными приключениями черных баутт, раздуваемых теплым морским ветром.
"Il mondo Novo" di Pietro Longhi:
“Il mondo Novo” di Pietro Longhi
Casanova, Story of My Life, Volume 1.  A remarkable portrait of a man, in  his own words and imagination, in six Volumes.  An extraordinary portrait  of 18th century Europe.  Memoirs from a rare education intended for a  select audience.:
Pietro Longhi – Colloquio tra baute
Маски бродят под аркадами дворца дожей, приостанавливаясь, чтобы заглянуть в домик марионеток, или рассеянно преследуя встречных женщин. Молодая дама в домино, но с открытым лицом мимоходом протягивает руку старой гадалке и с улыбкой слушает ее привычную лесть. При выходе из полутемного дворца продавщица духов предлагает свой товар проплывающим бауттам. Компания замаскированных знатных господ заходит от нечего делать в балаган кукольного театра или в палатку шарлатана. Но вот разносится новость: в Венецию привезли великана Корнелио Маграт, и маски толпятся около нового “чуда”. Художник Пьетро Лонги приходит туда же и потом рисует великана, масок вокруг него и отмечает точно дату такого великого события. После великана привозят льва, после льва – носорога, после носорога – слона. Лонги рисует и льва, и слона, и носорога.
Во время своих прогулок по городу Лонги видит добрый венецианский народ. Он пишет прачек, продавщиц кренделей “чиамбелли”, фурлану, исполненную под аккомпанемент бубна в каком-нибудь глухом закоулке.
Histoire de l'art - Les mouvements dans la peinture - le rococo et le rocaille:
Pietro Longhi:
Pietro Longhi (Venedig 1701 – 1785). Venezianische Gaukler vor dem Dogenpalast (um 1750 – 60)
Ни в его картинах, ни в книгах того времени венецианский народ не кажется несчастным, обездоленным. Он как-то тоже участвует в празднике жизни. В этом глубокое отличие Венеции XVIII века от Парижа. Здесь нет таких острых общественных противоречий, и в воздухе, которым здесь дышит смешанная толпа, не разлит яд ненависти. Это чисто итальянская черта. Италия всегда была и до сих пор останется народной. Говоря о праздной и счастливой жизни в Венеции того времени, мы не должны о чем-то умалчивать, закрывать глаза на чьи-то социальные страдания. Если здесь был праздник, то этот праздник был действительно для всех. Залой его была сама улица, и бальным костюмом была общая для всех баутта. Что еще важнее, всякий мог им наслаждаться, потому что умел наслаждаться. В душе самых простых людей здесь жило такое чувство прекрасного, такой врожденный аристократизм вкусов и удовольствий, какого не знала Франция, несмотря на долгую и трудную придворную выучку. Ведь только этим можно объяснить такое создание итальянского народного гения, как комедия масок.

“ОБРАЗЫ ИТАЛИИ” П.П. МУРАТОВА

 

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

Маркиза Казатти, о которой уже был пост, на одном из своих балов в костюме аля Пьетро Лонги

Luisa in her costume for the Grande Ballo Pietro Longhi by G. de Blaas, 1913:

Luisa in her costume for the Grande Ballo Pietro Longhi by G. de Blaas, 1913

 

поделиться
error