От Робеспьера до Бунина: актриса, сыгравшая символ Французской революции, пережила свой век

Тереза Анжелика Обри происходила из бедной семьи, но благодаря красоте и музыкальным способностям полжизни провела на сцене. Она пережила две революции, выступала во времена Директории и наполеоновской империи, но умерла в безвестности. Тем не менее одно представление с ее участием осталось в истории: именно Обри станет воплощением Свободы, ведущей народ, а также героиней произведений Пьера Жана Беранже и Ивана Бунина.

Богиня Свободы | Arzamas:

Процессия на празднике Разума. Рисунок Этьена Беранкура. 1793 год© Bibliothèque nationale de France

20 брюмера II года по республиканскому календарю, или 10 ноября 1793 года по григорианскому, был проведен праздник Разума, организованный политическим деятелем Пьером Гаспаром Шометтом. Главным событием праздника стала театральная постановка в соборе Парижской Богоматери, которой занимался балетмейстер Пьер Гардель. Представление включало в себя кантату из двух революционных песен («Состаримся за империю» и Марсельеза) и лирическую зарисовку под названием «Дар Свободе» («Offrande à la Liberté»), которая шла на сценах парижских театров того времени. В соборе были установлены декорации в виде горы, на которой возвышался храм Философии, а главной героиней, призванной олицетворять Свободу, стала актриса Парижской оперы Тереза Анжелика Обри. Она восседала на троне в белой тунике с синей накидкой, а на ее голове был революционный красный колпак.

Праздник Разума в соборе Парижской Богоматери 10 ноября 1793 года. Картина Шарля Луи Мюллера. 1878 год© Wikimedia Commons

После окончания спектакля богиню вместе с троном сняли с горы, и вся процессия направилась в сад Тюильри, где находилось здание Конвента. Впереди двигались музыканты и девушки с венками из роз, а сзади вышагивали отряды солдат. Достигнув места, Шометт произнес торжественную речь перед президентом республики и всеми собравшимися: «Фанатизм с позором уступил свое место разуму, справедливости, истине, его косые глаза не могли вынести блеска света. Народ Парижа, собравшийся здесь, впервые присутствует при том, как готические своды, столь долго отражавшие глас заблуждения, звучат кличем истины. <…> Нет больше попов! Нет больше других божеств, кроме тех, которые являет нам природа. <…> Из храма Разума мы отправляемся в храм Закона, чтобы еще раз отпраздновать торжество Свободы. И мы обращаемся к Конвенту с требованием, чтобы бывший кафедральный собор Парижа был отныне посвящен Разуму и Свободе».

Это событие было как минимум трижды описано в литературе. В 1830 году французский поэт Пьер-Жан Беранже посвятил Обри стихотворение «Богиня»:

К женщине, олицетворявшей Свободу
на одном из празднеств Революции

Тебя ль я видел в блеске красоты,
Когда толпа твой поезд окружала,
Когда бессмертною казалась ты,
Как та, чье знамя ты в руке держала?
Ты прелестью и славою цвела;
Народ кричал: «Хвала из рода в роды!»
Твой взор горел; богиней ты была,
Богиней Свободы!

Обломки старины топтала ты,
Окружена защитниками края;
И пели девы, — сыпались цветы,
Порой звучала песня боевая.
Еще дитя, узнал я с первых дней
Сиротский жребий и его невзгоды —
И звал тебя: «Будь матерью моей,
Богиня Свободы!»

В 1880 году газета Le Petit Moniteur Universel начала печатать исторический роман-фельетон Альфонса Брота и Жюля Брейна «Богиня Разума», в котором писатели обрисовали события Французской революции.

А 40 лет спустя, в 1924 году, Тереза Анжелика Обри стала главной героиней рассказа «Богиня Разума» Ивана Бунина. Побывав на всеми забытой могиле актрисы, герой рассказа размышляет над ее судьбой и восстанавливает тот день, когда богиня Разума возглавила народ:

«Революционные вожди, как и полагается им по революционным обычаям, развивали сумасшедшую деятельность, каждый Божий день поражали город какой-нибудь новой выходкой, так что в конце концов и восприимчивости не хватало на эти выходки, и самое неожиданное уже теряло характер неожиданности. И все-таки торжество 10 ноября свалилось на Париж (а на Обри еще более) истинно как жуткий снег на голову. „Pour activer le mouvement antipapiste“, Шомет в четверг седьмого ноября вдруг распорядился на воскресенье десятого о „всенародном“ празднестве в честь Разума, о беспримерном кощунстве в стенах Парижского собора, a m-lle Обри было объявлено, что ей выпала на долю величайшая честь возглавить это кощунство. И приготовления к празднеству закипели с остервенением, и к воскресенью все потребное, чтобы Бог и попы были посрамлены окончательно, было вполне готово. Всю ночь накануне лил как из ведра ледяной дождь. Утром он перестал, но грязь была непролазная и дул свирепый ветер. Тем не менее с раннего утра загрохотали пушки, загремели барабаны, Париж стал высыпать на улицу…
И было великое безобразие, а для Обри и великое мучение, даже телесное. С раннего утра она, вместе с прочими „Обожателями Свободы“, то есть с кордебалетом и хором, была уже в холодном соборе, репетировала. Потом стали собираться „патриоты“, прискакал озабоченный Шомет — и началось торжество. Потом — и все под стук пушек, пение, барабаны и шум толпы — четыре босяка, ухмыляясь, подняли на свои дюжие плечи Обри вместе с ее троном и понесли, в сопутствии хора и кордебалета, пробиваясь сквозь толпу, сперва на площадь, „к народу“, а затем в Конвент. И опять — давка, говор, крики, смех, остроты, а ноги чавкают по грязи, попадают в лужи, ветер рвет голубую мантию и красную шапочку посиневшей Богини, кордебалет тоже стучит зубами в своих вздувающихся от ветра белых рубашечках, забрызганных грязью, а сзади высоко качаются над толпой шесты, на которых надеты, для вящей потехи, золотое облачение и митра Парижского архиепископа. А в Конвенте — торжественный прием Богини всем „высоким собранием“ во главе с президентом, который ее приветствует „как новое божество человечества“, „заключает от имени всего французского народа в объятия“, возводит на трибуну и сажает рядом с собою… Тут бы, казалось, и конец. Но нет! Из Конвента Обри понесли, совершенно так же, как и принесли, назад, в собор! Вообразите себе хорошенько это новое путешествие и перечитайте затем стихотворное красноречие Беранже…»  

поделиться
error