«У неё было самое прекрасное лицо, какое только можно себе представить «.

                                                                                                                                  Папа Римский  Пий II

File:AgnesSorel11.jpeg

Карл VII с детства был болезненным и хилым ребёнком и королём стал по чистой случайности. Он получил прозвище Победитель и ощущал собственное могущество лишь после встречи с Агнесс Сорель, ставшей первой в истории Франции официальной фавориткой монарха.

«Я взошел на престол милостью Бога, но создал себя королём милостью прекрасной Агнесс» — говорил Карл VII.

 Агне́сса Соре́ль или Анье́с Соре́ль (фр. Agnès Sorel, ок. 1422 — 9 февраля1450) — куртизанка XV века; Дама де Боте (фр. Dame de Beauté — Дама Красоты); возлюбленная французского короля Карла VII, родилась в дворянской семье в деревне Фроменто в Турени (почему и называлась демуазель из Фромэнто (demoiselle de Fromenteau), была фрейлиной Изабеллы Лотарингской, герцогини Анжуйской, в 1431 году. Своей красотой очаровала Карла VII, сделавшего её статс-дамой королевы и подарившего ей замок Боте-сюр-Марн (Beauté-sur-Marne), вследствие чего она стала называться Дама де Боте-сюр-Марн.

Агнесса Сорель (фр. Agnès Sorel) -Дама де Боте (фр. Dame de Beaut – Дама Красоты), считалась самой красивой женщиной своей эпохи.  Ей суждено было остаться в истории первой официально признанной королевской фавориткой, благодетельницей несчастных и обездоленных и, наконец, примером трагической жертвенной любви.

Точно неизвестно, где и когда появилась на свет самая красивая женщина XV века. Ибо, если летописец из любезности и сообщил, что Агнесса родилась в Фроманто ( поэтому  и называлась демуазель из Фромэнто  -demoiselle de Fromenteau) , то забыл уточнить, о каком из двух городов идет речь — Фроманто в Пикардии или Фроманто в Турени.  Хотя чаще приписывают именно Фроманто в Турени.  Ее биологический возраст определен по костным останкам ( исследования проводились в 2004г) в пределах 23-27 лет -точная дата рождения затерялась где-то между 1422 и 1426 г., а не как ранее предполагалось — 1409г.

В 15 веке была сильно развита астрология и астрологические прогнозы были неотъемлемой частью средневекового культурного  тогдашнего общества, и если исходить из версии , что Агнесс родилась в  1422 году от Рождества Христова, то Солнце стояло в созвездии Рыб.

«Когда Солнце вступает в знак Рыб, рождаются необыкновенные люди, часто приносящие с собой дары поэзии, музыки и книг. Их утонченной натуре претит все грубое, слишком земное…» — писал средневековый астролог Тихо де Браге в своей «Книге гороскопов».

Неизвестный же астролог, составивший гороскоп новорожденной, уверял ее родителей, что малышке когда-нибудь предстоит снискать любовь монарха.

Неизвестно, как отнеслись к этому предсказанию родители Агнессы — советник герцога де Клермона Жан Соро и дочь мелкого барона Катрин де Менеле. Во всяком случае, они приложили немало усилий, чтобы устроить  дочь фрейлиной при дворе   Изабеллы Лотарингской ,  супруги короля Рене Анжуйского– в столь высоком обществе у юной красавицы было больше возможностей обратить на себя внимание достойных господ. Однако герцогиня  Изабелла отправилась в длительное путешествие по Италии, оставив юную Агнессу под опекой своей матери королевы Иоланды, тещи короля Карла VII. Иоланда, заметив ум и необычайную привлекательность девушки, скорее всего, сразу же задумала использовать ее в своих целях. Агнес училась выразительно говорить, петь, играть на лютне и арфе, распалять мужское воображение изящными позами и жестами. Обладая от природы развитым воображением и хорошим вкусом, она умела одеться так, что куда более знатные дамы в своих роскошных нарядах в сравнении с ней казались простушками. В те времена рыцари уже привезли с арабского Востока пудру, румяна и кармин. Но мало кто из дам света умел деликатно этим пользоваться. Агнес умела и, по свидетельству летописца Жана Шартье, даже давала уроки своей покровительнице. К двадцати годам она оформилась в совершеннейшую красавицу с невероятно тонкой талией и высокой шеей, на которой, как чашечка цветка на стебле, сидела прелестная головка с высоко забранными золотыми кудрями, подбритыми на лбу и висках по моде того времени. Ее лицо с младенчески округлыми щеками казалось ангельски невинным и одновременно порочным. Так что художника Жана Фуке, который запечатлел Агнес в образе Мадонны, сумев передать эту характерную особенность ее лица, даже обвиняли в опасном соединении религиозного чувства с эротическим. Словом, Агнес являла собой идеальный образец «ля бель дам сан мерси».

И Агнесса, которую вскоре будут считать самой красивой женщиной ХV века, была представлена к королевскому двору…

File:KarlVII.jpg

Карл VII Победитель
Charles VII le Victorieux

История деликатно умалчивает, внимания скольких господ удостоилась прекрасная фрейлина до самой главной ее встречи – с французским королем Карлом VII, но это и не важно. Важно то, что к двадцати двум годам, несмотря на придворную жизнь, она сохранила безупречную репутацию.

Историки сходятся в том, что ей было двадцать два года, когда ее впервые увидел Карл VII. Можно также утверждать наверняка, что Агнесса была «так красива и очаровательна, как никакая другая королева»…

«Это была самая молодая и самая прекрасная среди всех женщин мира», — восклицал Жан Шартье.

«Да, безусловно, это была одна из самых красивых женщин, которых я когда-либо видел», — вторил ему Оливье де Ла Марш.

«Она, по правде говоря, была самой красивой среди современных ей молодых женщин», — разделял их мнение и автор Мартинийской летописи.

File:AgnesSorel3.jpg

Портрет кисти Жана Фуке

– Это была самая обаятельная женщина королевства,  – уточняет Жак Леклерк.

Аннес, прекрасная простушка – вот прозвище прекрасное ее,

Ну а Краса Красот – нет имени прекрасней.

Это говорил поэт Баиф.

Наконец Пий II тоже не мог удержаться от того, чтобы не сказать:

– У нее было самое красивое лицо, какое только можно себе представить.

И эти слова, сказанные самим папой римским, невозможно расценивать просто как комплимент…

Уже тогда она заставляла людей неметь от восторга перед своей ангельской прелестью. Её призрачной красоте было чуждо земное: пепельного цвета волосы, жемчужно-белая кожа без румянца , небесно-синие глаза, очаровательный рот, совершенная грудь,  одухотворенное лицо – от всего этого великолепия король Карл пришел в восхищение. На вопрос, как ее имя, фрейлина ответила просто: «Я дочь Жана Соре, зовут меня Агнесса Сорель».

Подобно пугливой газели, она сначала избегала и короля, но очарованный Карл был настойчив. Чтобы подчеркнуть, что это не мимолетное увлечение, он совершил беспрецедентный поступок, провозгласив ее официальной королевской фавориткой .

Перед фиалковой нежностью Агнессы меркло даже солнце, утверждали придворные льстецы. Они же отмечали, что, даже «вступив в должность», фаворитка вела себя скромно и сдержанно, и так же сдержан был в выражении своих чувств на публике влюбленный до безумия король, который «не мог и часа провести без нее — ни за столом, ни во время заседаний, ни в постели…»

File:AgnesSorel4.jpg

Жан Фуке. Прекрасная Агнес

По словам того же Шартье, «никто никогда не видел, чтобы король дотрагивался до Агнессы ниже подбородка». Надо думать, что все-таки дотрагивался…

Однажды утром наблюдательные придворные заметили, что у короля обычный вид, и все поняли: красавица Агнесса уже не проводила ночи в одиночестве. Через несколько месяцев о их любовной связи знал весь двор. Одна королева находилась в неведении. Но однажды вечером Мария Анжуйская встретила фаворитку короля, прогуливавшуюся по одному из коридоров дворца с обнаженной грудью. Это дало королеве пищу для размышлений. И Мария Анжуйская установила за королем наблюдение. Король был очень осторожен. Летописец Жан Шартье сообщал, что «никто никогда не видел Агнессу, целующейся с королем…» Хотя никто не сомневался, что между ними существовали тайные интимные отношения, ибо в 1445 году Агнесса почувствовала, что беременна:

В день, когда должен появиться на свет младенец, королева, заметив самодовольную улыбку на лице короля, больше не сомневалась в его измене. Королева встретилась со своей матерью и поделилась своими переживаниями. Иоланда Анжуйская была благорозумна. Она понимала, что ее дочь, чьи внешние данные и интеллектуальные способности были весьма посредственны, не могла соперничать с умной и красивой Агнессой. Кроме того, она понимала, что, если потребовать от Карла VII прогнать фаворитку, он все равно будет иметь любовниц. Поэтому Иоланда Анжуйская посоветовала дочери смириться с существующим положением дел.

Добрая и снисходительная королева послушалась совета и попыталась наладить дружеские отношения с любовницей. Они даже вместе гуляли, слушали музыку, а за обедом вели светскую беседу, что очень радовало Карла VII, для которого не было большего удовольствия, чем видеть полное согласие, царившее вокруг.

В течение нескольких лет король, судя по отзыву папы Пия II, «не мог прожить и часа без своей прекрасной подруги» и был больше озабочен оттачиванием своего любовного мастерства, чем ведением государственных дел.

В 1448 году Франция была обременена чрезмерными налогами, а Агнесса Сорель имела к этому времени троих детей. Карл VII решил пожаловать дворянством мать своих внебрачных детей. Эта прекрасная идея явилась самой высшей признательностью, которой король мог удостоить очаровательную фаворитку. Недалеко от Парижа, на опушке Венсенского леса, на холме, возвышавшемся над излучиной Марны, у Карла был маленький замок, предназначенный для библиотеки. Эта местность называлась Боте-сюр-Марн (в переводе — «красота на Марне), и король подарил это имение Агнессе. Она получила титул Дамы де Боте. Она также получила от Карла титулы дамы Иссуден, Вернон и Рукесезьер.

В то же время заговорили об экстравагантных нарядах, изобретенных самой фавориткой. Агнесса, отказавшись от просторных туник, скрывавших формы, стала одевать длинные платья, плотно облегавшие тело. Кроме того, она придумала декольте, которое шокировало королеву Марию. Стыдливо спрятав одну грудь, она изящно обнажала другую. Эта новая мода возмутила большинство придворных дам, не решившихся последовать примеру Агнессы.

Возможно, именно эти несчастные женщины с не очень красивыми формами груди заставили нескольких именитых граждан опротестовать фантазии фаворитки в области одежды.

Ее обожали поэты – она понимала поэзию и сама переписывала любимые книги. Ее обожали художники – и придавали ее черты образу Мадонны…

Она была рождена, чтобы любить и быть любимой, и совершенно искреннее огорчение у нее вызвал холодный прием парижан, наслышанных о «бесстыдстве» фаворитки. Тогда она устроила публичное покаяние в грехах – по всем правилам современного пиара, явившись народу смиренной и печальной, но не забыв про декольте. Шоу так понравилось парижанам, что они от всего сердца полюбили прекрасную Агнессу, а на следующий день парижанки, к ужасу духовенства, открыли грудь «a la Agnesse»…

The Virgin of Melun

Агнесса Сорель b. circa 1422, Fromenteau, France; d. 1450, Anneville, France

Канцлер Жувеналь Дез Орсен, возмущенно писал: «Как же король в своей собственной резиденции терпит, чтобы ходили в одежде с глубоким вырезом, из-за которого можно видеть женские груди и соски. И как же в его апартаментах, а также в апартаментах королевы и их детей мучаются многие мужчины и женщины, находящиеся в атмосфере разврата, грехов и порочных связей. Ношение такой одежды неуместно и заслуживает наказания». Архиепископ Жан Жуневель дез Орсен, как духовный наставник короля неоднократно взывал к нему, указывая на расточительность и мотовство его фаворитки и подражающих ей придворных. Благочестивый дез Орсен находил, что дамы двора, хотя и имеют благородное происхождение, видом своим теперь напоминают «выставленных для продажи крашеных ослиц». Он сурово порицал «адские окна, сквозь которые выглядывают их груди» и длиннющие шлейфы, на которые уходит множество драгоценной материи. И справедливо замечал, что «все эти излишества, заведенные теперь при дворе, сказываются на увеличении сеньорами податей и налогов с бедняков». Для наглядности архиепископ приводил выдержки из книги расходов, в которой всякое требование к казначею заканчивалось припиской «на нужды Франции». Хрустальный сервиз с золотыми листочками – на нужды Франции, перевязи из куницы и горностая – на нужды Франции, нижние рубашки, расшитые золотом. – на нужды Франции… «Какая у Фран­ции нужда в нижних рубашках, расшитых золотом?» – резонно вопрошал владыка. В ответ Карл не без вызова писал своему духовному наставнику: «Если у 11рекрасной Дамы будут платья, расшитые золотом, у нее будет хорошее настроение. Если у нее будет хорошее настроение, у меня тоже будет хорошее настроение. Если у меня будет хорошее настроение, хорошее настроение будет у всей Франции. Стало быть, у Франции есть прямая нужда в прекрасных платьях». Разумеется, Агнес получала и платья с золотом, и все, что ей заблагорассудится, а между тем настроение у Франции было не очень.

Если учитывать, что Жувеналь Дез Орсен и Шастелен, боясь за свое положение в обществе, старались выражаться очень мягко об Агнессе, можно себе представить, как о фаворитке Карла VII отзывался простой народ.

Агнес носила шлейфы длиной в шесть метров, хотя сама королева довольствовалась пятью. Она украшала себя бриллиантами, притом что дворцовый протокол дозволял такие роскошества исключительно королеве. Но протокол был пересмотрен в связи с тем, что волею Карла Агнес Сорель получила официальный статус фаворитки. Фаворитка – это больше, чем любовница. Вассалы обязаны оказывать ей королевские почести, она принимает участие в политической жизни двора, имеет право самостоятельно обращаться к королевскому казначею для покрытия своих нужд, а дети, рожденные ею от связи с королем, получают родовое имя короля. Действительно, все три дочери, рожденные Агнесс от Карла, получили имя Валуа.

Однако эти упреки и даже оскорбления, дойдя до ушей Агнессы, ее не рассердили, а только сильно опечалили. Фаворитка хотела понять, почему народ, чье мнение она обычно игнорировала, ее презирал и ненавидел. И она вдруг узнала, в какой глубокой нищете живут простые французы, в то время как двор купался в роскоши. Агнесса решила напомнить королю о его долге и обязанностях. С этой целью она использовала некую хитрость, о чем сообщил Брантом в своей книге «Жизнь галантных дам»: «Увидев, что сердце короля занято лишь любовью к ней и он совсем не интересуется делами королевства, Агнесса сказала ему: «Когда я была маленькой, астролог предсказал мне, что в меня влюбится один из самых храбрых и мужественных королей. Когда мы встретились, я думала, что Вы и есть тот самый храбрый король: Но, похоже, я ошиблась: Вы слишком изнежены и почти не занимаетесь делами вашего бедного королевства. Мне кажется, что этот мужественный король не Вы, а английский король, который создает такие сильные армии и захватывает у Вас такие прекрасные города. Прощайте! Я отправляюсь к нему, видимо, о нем говорил мне астролог».

Эти слова пронзили короля прямо в сердце, он даже заплакал. Карл VII забросил охоту, сады, забыл о развлечениях, собрал всю свою силу и мужество, что позволило ему быстро выдворить англичан из своего королевства.

Действительно, через некоторое время после этой беседы Карл VII при помощи своих знаменитых указов реорганизовал войска и в 1449 году, нарушив перемирие с Англией, вновь начал военные действия. Король, движимый любовью к Агнессе, за несколько месяцев положил конец Столетней войне, вернув все захваченные земли Франции. Агнесса, называвшая его раньше насмешливо Карлом Безразличным, стала его величать Карлом Победителем.

Увы! Судьба распорядилась так, что фаворитке не довелось увидеть венца своих усилий. Когда шли сражения, она внезапно скончалась при обстоятельствах весьма загадочных.

Шли последние бои. Король в свободные минуты прогуливался по саду. Агнесса в это время носила четвертого ребенка и король мечтал о мальчике. Конечно, у него был законный сын от Марии, но он хотел мальчика именно от Агнессы. Это было желание влюбленного мужчины. Вдруг к нему подбежал монах и сказал, что Агнессу привезли в карете в очень тяжелом состоянии. Король бросился к карете и увидел ее в страшном виде. Он был взбешен тем, что она в таком состоянии предприняла такое опасное путешествие.

«Это безумие, — воскликнул Карл VII, — приехать сюда в таком состоянии!» — «Мне надо было срочно вас увидеть, — тихо ответила Агнесса, — никто, кроме меня, не мог вам сказать то, о чем вы должны знать».

Король очень удивился ее словам. Он проводил Агнессу в спальню, и она в изнеможении опустилась на постель. Карл, не дав ей передохнуть и минуты, встал у изголовья ее кровати. И Агнесса поведала ему о том, что «некоторые из его поданных хотели его предать и выдать англичанам:»

Монарх не поверил ей. Несмотря на усталость, Агнесса с трудом продолжала говорить. Она рассказала королю все до мельчайших подробностей о готовившемся заговоре и о заговорщика, о намерениях которых ей стало случайно известно.

«Я приехала вас спасти», — сказала она.

Был ли заговор? Возможно. Но враги короля, узнав о том, что Агнесса проникла в их тайну, сочли разумным не предпринимать никаких действий:

Успокоенная тем, что успела сообщить королю о грозившей ему опасности, фаворитка уснула. Ее сон был недолгим: у нее начались первые родовые схватки, и она, застонав, начала метаться в постели: Карл VII перевез ее в усадьбу в Меснил-су-Жюмьеж, в загородный дом, построенный для отдыха аббатов. Здесь на следующий день появилась на свет девочка, которой через полгода суждено было умереть. Летописец Жан Шартье повествует: «После родов Агнессу беспокоило расстройство желудка, которое продолжалось в течение длительного времени. Во время этой болезни она постоянно каялась в своих грехах. Часто вспоминала о Марии Магдалине, совершившей высший плотский грех, но раскаявшейся в нем и попросившей милости у всевышнего и Девы Марии. И, как истинная католичка, Агнесса проводила целые часы за чтением молитв. Она высказывала все свои желания и составила завещание, где назвала людей, которым хотела бы помочь, оставив сумму в шестьдесят тысяч экю, полагающуюся за все их труды. Агнесса становилась все хуже и хуже, она жалела, что ее жизнь так коротка».

Наконец она попросила своего исповедника отца Дени отпустить ей грехи, и 9 февраля 1450 года, в шесть часов вечера, Агнесса Сорель, красавица из красавиц, скончалась.

Агнесса Сорель умерла в 1450 г. в возрасте около 25 лет.. Захоронению этой женщины не повезло — оно было потревожено во время революционных событий 1777 г. С той поры останки “Прекрасной дамы” (так называли ее современники) хранились в большом глиняном кувшине в могиле, находившейся в храме Notr Dame de Loches.

28 сентября 2004 г. гробницу вскрыли и достали из нее погребальную урну – в распоряжении исследователей находились только волосы, 7 зубов, череп и фрагменты кожи. Около 6 месяцев их изучали 22 специалиста в 18 лабораториях: в Лилле (АДН), Страсбурге (генетика), Париже (токсикология), Реймсе (паразитология). Уникальный эксперимент возглавлял сам Ф.Шарлье из Лилля (антропология и палеопатология), которому в марте предоставили также волосы Агнессы из музея в Бурже. Череп Агнессы Сорель сохранился с незначительными утратами. Сделанная по нему объемная реконструкция лица подтвердила реалистичность скульптурного изображения этой женщины на надгробии и на нескольких прижизненных живописных портретах.

Интересные наблюдения сделаны при изучении зубов, по которым определили число беременностей Агнессы Сорель. Она рожала в 18, 19 и 20 лет, и все три ее дочери были признаны королем Карлом. В момент смерти “Прекрасная дама” была на седьмом месяце беременности.

При токсикологическом исследовании волос (сохранились и брови) и кожи было выявлено значительное содержание в них ртути, которую издревле использовали в качестве яда. Ф.Шарлье заявил, что именно ртуть стала причиной быстрой смерти, сразившей женщину менее чем за 72 часа. Народная молва подтвердилась: Агнессу Сорель унесла не дизентерия – подействовал яд. Уже в XV в. началось расследование кончины Агнессы Сорель – сначала в ней обвинили богача Жака Керра (он был оправдан), затем тень пала на наследника  дофина Людовика (будущий король Людовик XI), который ненавидел эту женщину, но правда так и не всплыла.

Однако однозначного ответа на этот вопрос нет, так как Агнесса могла принимать ртутные препараты для лечения. Она, как выяснили паразитологи, страдала от аскарид, кроме того, соли ртути в средневековой Франции использовали в качестве средства для облегчения родов. И все же вполне возможно, что причиной смерти в столь молодом возрасте стала острая интоксикация организма (преднамеренное отравление). У самого Ф.Шарлье не вызывало сомнений преднамеренное отравление смертельным ядом: его содержание превышало разумные дозы в 10 000 раз, и ошибки в дозировке лекарств быть не могло.

Информация об этом дала повод к появлению в газетах Франции статей под заголовками: “Любовница Карла VII отравлена ртутью” (“Lе journal du Dimanche”) и “Причина смерти Агнессы Сорель… Преступление или несчастный случай?” (“Le Monde”). На состоявшейся в апреле 2005 г. в г.Лош научной конференции главное место занимали данные исследований захоронения Агнессы Сорель. Тезисы представленных на ней докладов составили сборник интересных материалов об изучении ряда средневековых (и не только) пoгpeбeний (Colloque international de pathographie. Loches. France. Avril 2005).

Собственно, Тело угасшей Агнессы было доставлено в Лош. Похоронили ее без украшений. Король вскоре предался любовным похождениям и дарил их другим. Несмотря на то, что Агнесса Сорель была верующей и делала много пожертвований, церковникам не хотелось вести молебен в честь скандальной персоналии, и они решили перенести роскошную гробницу подальше от алтаря.

Как ни странно, невзлюбивший Агнессу Сорель Людовик XI не разрешил прикасаться к ее усыпальнице. Таким же категоричным был и Людовик XV, а вот его сменивший, XVI по счету, удовлетворил прошение Церкви. Самое страшное произошло в Революцию: в 1793 г. гробницу разбили, урну бросили на кладбище. Некий Пошоль собрал ее содержимое.

 Mi Buhardilla...: The Virgin of Melun... or the Lady of Beauty: Agnès Sorel: Agnes Sorel, as depicted in her tomb in Loches

 

История жизни Агнесс совершенно легендарна. Одни упрекали ее в расточительности, другие видели в ней продолжательницу Жанны д’Арк. Известно четверостишие короля Франциска I, в котором ей приписывается едва ли не главная заслуга в освобождении Франции от англичан. Имела благотворное влияние на короля, боролась с недостойными его любимцами и заботилась о замещении высших должностей заслуженными лицами. От короля имела трех дочерей, получивших титул filles de France.

Ей приписывают введение таких новшеств, как ношение бриллиантов некоронованными особами, изобретение длинного шлейфа, ношение весьма вольных нарядов, открывающих одну грудь; Её вызывающее поведение и тот факт, что ее интимные отношения с королем были ничем не прикрыты и известны каждому, часто вызывали протест и негодование не только подданных короля, простого люда, но и многих придворных, однако ей многое прощалось благодаря защите короля и её совершенной красоте…

                                                              Милая Аннес, всех похвал ты достойна.

                                                              За все то, что страна возвратила себе,

                                                              Монахи в своих монастырях

                                                              Читают за тебя свои молитвы.

                                                                                                                       Франциск I

…они абсолютно не подходили друг другу – очаровательная Агнесс, и Карл с вечно кислым выражением лица… но они были вместе…

Материалы взяты из

Википедия, Муромов И.А.»100 великих любовниц», Ги Бретон «Любовь, которая сотворила историю»

bioludi.ru

источник

поделиться