“Его темы можно выразить в четырех словах – гордость, уединение, жестокосердие и надменность.
Как ни странны его композиции, они никогда не бывают случайными.
Каждый эффект просчитан, каждая деталь размещена точно и продуманно.”

Э.Люси-Смит. Искусство символизма

В парижском Малом дворце проходит выставка “Мастер загадки”, посвященная творчеству бельгийского художника Фернана Кнопфа (1858-1921). Приглашаю прогуляться по ее залам.

Малый дворец, Париж. У входа на выставку Фернана Кнопфа

Художник родился в богатой буржуазной семье в 1858 году. Большинство его родственников были юристами или судьями, поэтому молодой Фернан готовился к юридической карьере. Он вырос в Брюгге, но позднее переехал в Брюссель вместе с родителями, где по настоянию отца начал изучать юриспруденцию. Вскоре, однако, он оставил это занятие и перешел в брюссельскую Академию художеств, избрав путь пейзажиста и портретиста. В 1877 году Кнопф побывал в Париже, где встретился с Гюставом Моро, и это стало поворотным моментом в обращении художника к символизму. Этот выбор еще более укрепился благодаря знакомству с творчеством британских прерафаэлитов. Кнопф даже внешне старался походить на лондонского денди: “презрительный рот…, прямая осанка, безупречный костюм, простота манер. Отвращение к неряшливости. Вчерашний пастор, почти превратившийся в денди” – вот одна из характеристик художника, данная современником. Хотя Кнопф не был открытым человеком и жил довольно уединённо (чем напоминал Гюстава Моро), он достиг известности ещё при жизни и даже получил бельгийский орден Леопольда.

Гюстав Дельтур. Портрет Фернана Кнопфа, ок. 1900. Фотография из серии “Бельгя сегодня”

фото – Википедия


Фоссет

Кнопф часто проводил лето в Фоссете, расположенном в Арденнах. Он писал близлежащие пейзажи, мостики, городок, аллеи. Его интересовали явления погоды, изменения дневного света. Природа возвращала фантазию Кнопфа к реальности, без которой другие его работы были бы невозможны. Когда он включал в свои композиции фигуры людей, они не становились центральными элементами картин, лишь подчеркивая настроение пейзажа.

Хранитель игры, 1883

Пейзаж кажется странно безжизненным, несмотря на присутствие “надзирателя” – скорее всего самого художника. Он словно добавлен в эту атмосферу задним числом, его фигура даже не отбрасывает тени.

Фоссет, вечер. 1886

За стеной дома показаны две женские фигуры в черном, которые кажется парят над землей. Моделью для обеих послужила младшая сестра Кнопфа Маргарита.


Портрет

Кнопф часто писал портреты тех, кто был ему близок: свою мать, сестру Маргариту. Мужских портретов художник почти не делал, но охотно брался за женские и детские. Дети на его картинах оказывались словно возвышены над реальностью, приобретая иногда черты взрослых людей, женщины становились гордыми и загадочными. Сестра Маргарита была любимой моделью художника на протяжении многих лет, до своего замужества в 1890 году. Он изображал ее снова и снова, подчеркивая ее стать и таинственную красоту.

Мадемуазель Луиза Ван-дер-Хехт, 1883

Луиза была дочерью художника и гравера Генри Ван-дер-Хехта. Девочка одета в синее с белым платье, как дети, посвященные деве Марии. Фигура ребенка и фарфорово-кукольное личико кажутся застывшими по контрасту с активно-“движущимся” ковровым фоном.

Дети месье Неве, 1893. Три сына и дочь Луи Неве и Жанны Кейзер, у которых Кнопф останавливался в 1892-93 годах

Портрет Маргариты Кнопф, 1887

Этот портрет сестры художника висел в голубой гостиной брюссельского дома Кнопфа. Маргарита одета в длинное белое платье, на руке у нее перчатка. Ее поза отражает отрешенность и погружение в себя.

Портрет Мадлен Мабий, 1888

Молодая женщина позирует с палитрой и кистями в руке, она одета в красивое платье, похожее на платье Маргариты Кнопф на предыдущем портрете.


“Воспоминания”

В Королевском музее изящных искусств в Брюсселе находится большая пастель Кнопфа “Воспоминания”. Ее не привезли в Париж по причине хрупкости, тем не менее, на выставке ей посвящен отдельный зал. Эта работа была для Кнопфа своеобразным “программным” ответом на пуантилистское полотно Сёрра “Воскресенье на острове Гран-Жатт” (см. здесь), представленное публике тремя годами ранее. Но если Сёрра утверждает жизнь как полуденный праздник, то Кнопф видит ее как размеренную вечернюю меланхолию.

Воспоминания, 1889 (проекция со слайда)

На картине изображены семь женщин, пять из которых держат в руках теннисные ракетки. Все женщины находятся в застывших позах, они смотрят в разные стороны, словно не замечая друг друга и погрузившись в собственные мысли. Моделью для всех персонажей послужила сестра художника Маргарита.

Фото-коллаж “Воспоминаний”, составленный из шести фотографий Маргариты Кнопф в разных позах.

Кнопф часто использовал фотографии при подготовке к написанию картин. Основу данной пастели составили шесть снимков его сестры. Кнопф уделял большое внимание подготовительным фотосессиям, в которых он сам определял точные позы, в которых должна была сниматься Маргарита, и тщательно подбирал её одежду. Лишь для одного, самого левого персонажа картины, где Маргарита изображена в том же белом платье, что и на ее знаменитом портрете, не было фотографии-прототипа. Возможно, остальные шесть образов символизируют картины памяти этой наиболее реалистичной фигуры (заметим также, что в отличие от всех остальных, она изображена без шляпы).


Кнопф и прерафаэлиты

Кнопф был англофилом и даже утверждал, что в его роду есть британцы, хотя никаких англосаксонских корней в австро-португальской генеалогии Кнопфов не было. На Парижской всемирной выставке 1878 года художник познакомился с творчеством британских прерафаэлитов, и оно оказало большое влияние на его стиль, а некоторые из них стали друзьями Кнопфа. На протяжении всего своего творчества он создавал женские образы, в которых варьировался тип лица, идущий от прерафаэлитов: тяжеловатый подбородок, пышная копна волос, широко раскрытые глаза, очерченные губы.

Данте Габриэль Россетти. Rosa Triplex, 1874.  Тройной портрет Мэй Моррис, дочери художника Уильяма Морриса.

Кто освободит меня? 1891 (Who shall deliver me? – строка из стихотворения Кристины Роcсетти, сестры Д.Г.Россетти)

Известно, что Кристина Россетти позировала Кнопфу, но это вряд ли ее портрет, поскольку в момент встречи с художником ей был уже 61 год. Скорее это собирательный прерафаэлитский образ, отчасти несущий черты Маргариты, сестры художника, отчасти имеющий сходство с Элси Маке (Elsie Maquet), ставшей одной из моделей Кнопфа после замужества Маргариты.

Эдвард Бёрн-Джонс. Портрет леди Френсис Бальфур, 1881

Леди Френсис Кэмпбел (в замужестве Бальфур) была одной из любимых моделей прерафаэлитов. Кнопф обожал работы Берн-Джонса и никогда не упускал шанса сослаться на них, говоря, что Берн-Джонс приближается к грани абсолюта. Оба художника посвящали друг-другу свои работы.

Голова женщины, 1896. Этот рисунок был выполнен Кнопфом как подарок для Берн-Джонса.


Через объектив

После смерти Кнопфа обнаружилось, что у него было высококачественное фото-оборудование и он сделал более сорока фото-портретов своей сестры Маргариты, изучая выражения ее лица, позы, жесты. Затем художник убирал незначащие детали и преобразовывал фотографии в тщательно скомпонованные и выверенные холсты и рисунки. В другом проекте Кнопф нанял фотографа Ал.Э.Дрена (известного как “Александр”) для того, чтобы тот переснял несколько его работ. Затем Кнопф ретушировал и улучшал фотографии Александра с помощью карандаша, мелков, пастели, акварели, превращая эти работы в самостоятельные произведения

Застенчивость, 1894. Фотография Александра, раскрашенная карандашом

Протрет Лили Маке (Lily Maquet), младшей сестры Элси Маке, молодой шотландки, жившей в Брюсселе. Эта фотография известна в нескольких вариантах раскраски.

Сибилла, 1894

Скульптура Кнопфа погибла во время Второй мировой войны и сейчас она известна только благодаря этой фотографии Александра, также раскрашенной художником.

Карие глаза и голубой цветок, 1905

Кнопф был одержим кругом, символом совершенства. На полу мастерской у него был начерчен золотой круг, в который он ставил свой мольберт, когда работал.


Под эгидой Гипноса

Как и другие символисты, Кнопф использовал в своих работах мотивы античных мифов и их персонажей. Некоторое время он был буквально захвачен старинным изваянием бога сна Гипноса, которое он по-видимому увидел в Британском музее. Кнопф скопировал бронзовую однокрылую голову (второе крыло утрачено) и поместил ее у себя в мастерской в своеобразном “алтаре”, вводя этот образ во многие свои произведения.

Гипнос, Италия, между 350 и 200 гг. до.н.э. Британский музей

В греческой мифологии Гипнос, бог сна, является сыном Мрака и Ночи, братом Смерти. Это бронзовая маска, приписываемая греческому скульптору Скопосу, стала для Кнопфа одним из источников вдохновения.

Дверь запираю за собой, 1891. (I lock my door upon myself – строка из стихотворения Кристины Роcсетти, сестры Д.Г.Россетти)

В центре картины изображена девушка (моделью вероятно была Элси Маке), то ли задумчиво смотрящая на зрителя, то ли глубоко погруженная в свои мысли. Вокруг нее находятся многочисленные символистские атрибуты: голова Гипноса, засохший цветок мака, увядающие лилии, блестящая тиара, свисающая сверху на цепочке (намек на маятник, погружающий в гипнотический сон?), пейзаж с печально-одинокой фигурой…

Голубое крыло, 1894 (фрагмент)

Элси Маке предстает здесь как жрица неизвестного культа, но главным объектом картины является раскрашенная гипсовая голова Гипноса, так расположенная на переднем плане, что она даже кажется выступающей за рамку холста

Маска с черной занавеской, 1892

Чтобы избавиться от “тирании человеческого лица”, Кнопф пишет маски, эти “лица загадки и лжи”. Маска ловит глаза того, кто на нее смотрит, и обманывает его. Но она и сама смотрит в ответ. Занавес подчеркивает тайну этих глаз, чей пустой взгляд фиксирует нас, не не видит.

Медуза, 1900

Единственная сохранившаяся бронза Кнопфа. В классической мифологии Медуза обращает в камень любого смертного, который на нее взглянет. Кнопф изобразил Медузу с традиционными змеями вместо волос, но также украсил ее голову двумя крыльями как у Гипноса.

Искусство или Нежность сфинкса, 1896

Сфинкс с лицом Маргариты, сестры Кнопфа, и телом леопарда (средневековым символом вожделения) прильнул к женоподобному юноше, чье лицо также несет черты Маргариты. Эта картина, написанная по мотиву мифа об Эдипе, стала наиболее известной работой Кнопфа.


Женщины и обнаженная натура

Кнопф восхищался чистой женственностью, часто выражая это свое чувство через мифологические сюжеты. В других работах он изображал женщин как объект желания, как например на гравюре для фронтисписа книги Жозефа Пеладана “Честные женщины”.

Pallentes radere mores, 1888.

Латинское подпись к гравюре звучит в английском переводе как Blame corrupt ways, (я затрудняюсь перевести эту фразу на русский, но смысл ее понимаю как “испорченность от подарков”. Если кто-то поможет в переводе, буду весьма признателен). Эта работа отражает определенное женоненавистничество, или возможно оcуждение чисто плоских утех от которых Кнопф был далек.

Уединение, 1892-97

Триптих, изображающий трех сказочных королев. По краям изображены две противоположности: Акрасия (слева) символизирует разврат, а Бритомарт (справа) – целомудрие. В центре изображена фигура Одиночества с мечом в руке, который она держит как скипетр – это по-видимому и есть позиция самого Кнопфа. При этом фигура Одиночества одновременно имеет как женские, так и мужские черты.

Высший порок, 1885

Леонора д’Эсте, изображенная как стесняющаяся Венера и являющая собой символ морального разложения латинской цивилизации, позирует рядом со Сфинксом в папской тиаре. Кнопф иллюстрирует роман “Высший порок” Жозефа Пеладана, но значение работы в целом остается неясным.

Будущее или Портрет молодой англичанки, 1898

Художник придал этому бюсту черты Маргариты. На голове у женщины лавровый венок, лицо проработано до мельчайших деталей, особое очарование работе придает легкая красочная тонировка. Это и есть женский идеал художника.

Мелизанда, 1907

Мелизанда – один из персонажей драмы Метерлинка “Пеллеас и Мелизанда”, образец чистоты, света и естественности, квинтэссенция тоски по идеально прекрасному, женщина, которая остается верной своему мужу несмотря на то, что любит другого человека.

Сапфо, 1912

Греческая поэтесса Сапфо жила в VI-VII веках до н.э. Одна из легенд рассказывает, что она влюбилась в моряка Фаона, который презирал женщин. Каждый день он уходил в море, а Сапфо дожидалась его возвращения на скале. Но однажды Фаон не вернулся, и Сапфо бросилась со скалы в воду.


Земля фламандских примитивистов

Кнопф жил в Брюгге только до шести лет, но он навсегда сохранил в сердце образ этого старинного фламандского города, связанного с именем Ханса Мемлинга, одного из самых знаменитых художников северного Возрождения. Кнопф часто рисовал Брюгге по памяти и по фотографиям, и всегда как идеально-безлюдный город, напоминающий пейзажи фламандских примитивистов. Когда Кнопф снова попал в Брюгге через сорок лет после отъезда оттуда, он так боялся разрушить свою ностальгическую мечту, что пересек город в непрозрачных черных очках…

Плач по другим дням, 1889

Брюгге. Озеро любви, 1904-1905

Память о Брюгге, 1904. Вход в монастырскую общину.

Тайное отражение, 1902

Отражение человека в маске и отражение города в канале…

Реквием, 1905

Сияющий архангел в богатом облачении изображен в богато украшенном интерьере Санта-Мария-ин-Трастевере, одной из старейших римских церквей, посвященных Богородице. В одной руке он держит шар, в другой – свечу, на нижнюю часть которой нанесено пятно синего цвета. Другое цветовое пятно на этой монохромной работе присутствует на миниатюрном ангеле, который висит на длинной цепочке, справа от архангела. Что хотел сказать этим Кнопф? Скорее всего, мы этого уже никогда не узнаем…


.

поделиться